?

Экспертиза промышленной безопасности (ТУ, ЗС, проектов), обоснование безопасности, декларации в Костроме и Костромской области

08.04.2013 редакция от 13.08.2014

«Ситуация для промышленников остаётся сложной и затратной» - точка зрения одного из промышленных предприятий о промышленной и экологической безопасности

Развитию промышленной и экологической безопасности во многом препятствует малоэффективная система государственного регулирования и контроля. К такому выводу пришли участники профильной конференции в рамках Недели российского бизнеса. По их мнению, законодательство в этой сфере противоречиво, меры стимулирования фактически отсутствуют, зато постоянно ужесточается контроль со стороны надзорных органов.

В такой ситуации Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) особенно отметил производства, которым лучше остальных удаётся справляться с вопросами экологической и промышленной безопасности. В их числе – ОАО «Саянскхимпласт», работающее на территории Иркутской области. Компания стала победителем Всероссийского конкурса «Лучшие российские предприятия. Динамика, эффективность, ответственность – 2012» в номинации «За экологически ответственный бизнес». С какими проблемами в этой сфере продолжают сталкиваться промышленники, рассказал генеральный директор ОАО «Саянскхимпласт» Николай Мельник.

Система устарела

Проблема обеспечения промышленной и экологической безопасности для бизнеса не теряет своей актуальности. Эту тему производственники и эксперты подняли на конференции «Экологическая и промышленная безопасность: роль бизнеса и государства в снижении рисков», которая состоялась в конце марта в рамках Недели российского бизнеса РСПП. По словам исполнительного вице-президента Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Мурычева, в данной сфере «много сдерживающих факторов, причём не только экономических (доходность, рентабельность бизнеса), но и имеющих корни в неэффективной системе государственного регулирования и контроля». «Действующая схема создаёт для бизнеса ненужные и труднопреодолимые административные барьеры», – отметил Мурычев.

Вице-президента РСПП поддержали представители компаний, по мнению которых природоохранная деятельность регулируется в рамках устаревшей системы управления, в то время как хозяйственная жизнь за последние 20 лет претерпела серьёзные изменения. Однако это не заставило власти пересмотреть свои подходы. Они, напротив, продолжили политику ужесточения норм.

На конференции РСПП приводились такие цифры: в природоохранной деятельности сегодня реально действует около тысячи законодательных актов (часть которых приняты ещё в советское время), но лишь 400 из них каким-то образом связаны друг с другом. Остальные не то что не корреспондируются с ними, а противоречат им, не учитывая современные реалии, сложившиеся в стране. Общий вывод, к которому пришло бизнес-сообщество: пока значительного улучшения в вопросах государственного регулирования экологической и промышленной безопасности добиться не удалось. В большей степени по-прежнему действуют ограничительные меры, которые тяжким бременем ложатся на бизнес, и даже нововведения, сделанные в последнее время Ростехнадзором и Росприроднадзором, не привели к существенному изменению положения предприятий.

Показательные примеры

Среди решений, которые принимались без учёта мнения бизнеса, а потом негативно сказывались на его работе, – внедрение обязательного страхования гражданской ответственности владельцев опасных производственных объектов за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте. Требование вступило в силу в 2011 году после изменения федерального законодательства. В компаниях согласились, что резонансные производственные аварии уже доказали необходимость такой меры, но её реализация оставила вопросы. Так, страховые премии со стороны предприятий в 2012 году, по данным РСПП, составили 8 млрд. рублей, а выплаты – всего 8 млн. рублей (0,01%). Стало очевидно, что тарифы завышены и приняты в угоду интересам страховых компаний, а не пострадавших.

Для «Саянскхимпласта», заслужившего награду РСПП, дополнительная нагрузка в 2012 году по данному виду страхования составила 4,5 млн. рублей вместо 100 тыс. рублей по прежнему законодательству. «Эти средства легли в стоимость продукции и были отвлечены от вопросов реконструкции и технического развития», – отметил генеральный ОАО «Саянскхимпласт» (СХП) Николай Мельник.

В практике предприятия не один подобный пример. По словам главы СХП, даже на небольшие гидротехнические объекты с недавних пор требуются аттестация и промышленная экспертиза. Это привело к тому, что на производстве в десять раз увеличились соответствующие затраты на все гидротехнические сооружения, хотя большинство из них не представляют опасности для людей и окружающей среды. «Складывается впечатление, что МЧС непомерно раздувает требования, – полагает Мельник. – Вначале были неплохие подходы по декларированию таких объектов, но потом оказалось, что декларацию тоже надо подвергать экспертизе промышленной безопасности в органах Ростехнадзора и дополнительно в МЧС. Масло масляное получается».

«Саянскхимпласт» сталкивается с тем, что требования надзорных органов зачастую приводят не к повышению технического уровня предприятия, а к расходованию средств на второстепенные вещи. К примеру, предприятию предлагалось возвести в одном из корпусов противопожарные стены для обеспечения противопожарной безопасности. Цена вопроса – 52 млн. рублей. После длительного разбирательства выяснилось, что такое требование было бы правомочно, если бы относилось к зданию, где работают не 8–10 человек (как в корпусе СХП), а гораздо больше людей. «Мы доказали, что строить стену не нужно. Но ведь часты случаи, когда предписания надзорных органов принимаются на веру и предприятия выполняют абсурдные требования, – говорит Мельник. – Так происходит и потому, что в надзорных органах и отраслевых министерствах всё время происходит омоложение кадров, а это выводит нас в нулевую точку отсчёта. Новым специалистам кажется, что их предшественники работали неправильно, были слишком либеральны к предприятиям, а они теперь должны ужесточать требования. Действуют с лихим кавалерийским наскоком, который не приводит ни к чему хорошему».

Даже редкие попытки упростить ситуацию и дифференцировать подходы не всегда оборачиваются в пользу промышленников. Так, например, решение Ростехнадзора разделить все опасные промышленные объекты на четыре категории было, с одной стороны, позитивным (это освободило многие организации от абсурдных формальностей, например, ювелирную мастерскую, где используются расплавы драгоценных металлов, но в небольших количествах, уже не приравнивают к металлургическому комбинату с вытекающими из этого требованиями и экспертизами). В то же время за предприятиями, которые эксплуатируют опасные вещества (хлор, в частности), вводится постоянный государственный надзор. Мера неплохая, признают представители компаний, но отмечают: если вводится постоянный надзор, то надо разделить и ответственность. «К сожалению, усиление давления на предприятия путём практически ежедневного контроля не сопровождается ответственностью надзорных органов за принятые ими решения. Несмотря на принимаемые меры, ситуация для промышленников остаётся достаточно сложной и, самое главное, затратной», – резюмирует Мельник.

Экология за свой счёт

Промбезопасность – не единственная сфера отношений промышленников и государства, где есть противоречия. В охране окружающей среды накоплены не менее острые проблемы, поскольку здесь зачастую принимаются решения в явном отрыве от реальных обстоятельств, считают промышленники. По их мнению, у чиновников велико желание строить экономику таким образом, чтобы вообще исключить влияние предприятий на природный комплекс. Но рассчитывать на существование промышленности, которая не влияет на окружающую среду, не представляется возможным. Взамен компании предлагают свою работу по минимизации экологического воздействия.

Сейчас, по данным РСПП, три четверти от общего объёма инвестиций в природоохранную деятельность – собственные средства российских предприятий.

Например, ОАО «Саянскхимпласт» в 2012 году непосредственно в природоохранную деятельность вложило 592 млн. рублей, а с учётом затрат на модернизацию технологического оборудования в экологию вложено вдвое больше. Одним из наиболее удачных инвестпроектов на хими-ческом предприятии считают отказ от ртутного и внедрение мембранного электролиза. «Прошедшие семь лет эксплуатации этого технологического процесса полностью подтвердили позитивные прогнозы, которые делались ещё на стадии проектирования, – рассказал Мельник. – Мы действительно получили самую современную технологию с точки зрения экономики (затраты на электроэнергию при выпуске одной тонны хлора сократились на треть). Кроме того, сама технология, решив экономические задачи, породила целый ряд позитивных явлений в других сферах». Уход от ртути позволил СХП вывести из постоянного оборота 400 тонн этого опасного вещества и ликвидировать ежегодные выбросы 20 тонн ртути в разных её формах. Более того, перестройка отдельных процессов дала возможность уменьшить потребление речной воды из Оки на 500 тыс. кубометров год. Метод мембранного электролиза повлёк за собой цепочку замен оборудования, ввод новых технологических процессов. Ещё пример: проект по внедрению установок концентрированной серной кислоты позволил вывести из оборота 5,8 тонны этого вещества, и, следовательно, у СХП отпала необходимость нейтрализовать серную кислоту химикатами и сбрасывать сульфатсодержащие соединения в атмосферу и воду.

Производственники не спорят с необходимостью вкладывать деньги в экологическое направление, но указывают на необходимость господдержки. «Высокие технологии дают в экологии наилучший результат, – говорит Мельник. – Но что же сегодня делается у нас в стране, кроме провозглашения необходимости стимулирования таких технологий? Думаете, кто-то из чиновников, заявляющих это, побывал у нас на предприятии, изучил и подумал, как создать условия, при которых другие отечественные предприятия, до сих пор использующие ртутный и диафрагменный электролиз (а таких много), заинтересовались модернизацией?» Под стимулированием бизнес-сообщество понимает снижение таможенных пошлин, кредиты на льготных условиях, налоговые каникулы. В Иркутской области первые шаги в этом направлении сделали региональные власти, принявшие льготные ставки по налогам на имущество и прибыль для активно инвестирующих предприятий. Однако, отметил Мельник, для обрабатывающих производств, чья рентабельность не более 15%, эти меры не принесли существенных результатов.

Новые ориентиры

Стимулировать предприятия к модернизации, по разумению властей, должны не льготы, а ужесточение требований. Но, оппонируют производственники, попытки привести все предприятия, построенные в разное время, к общему знаменателю обречены на провал. Поэтому, формируя экологическую политику, государство обязано понимать, что требования должны соответствовать реальным условиям работы того или иного объекта. Разумеется, нецелесообразно, чтобы предприятия, сильно загрязняющие природу, существовали долго. Но чтобы они могли подойти к уровню требований, которые предъявляются к новым производствам, нужен какой-то переходный период. Участники конференции РСПП отводят не менее четырёх лет на внедрение расширенной ответственности производителей за загрязнение окружающей среды. Однако пока надзорные органы такого периода не дают и все штрафные санкции предъявляются в соответствии с сегодняшними нормами. А это на корню подрывает всякую техническую и экономическую возможности таких компаний что-либо сделать с точки зрения экологии и выбраться из тупика.

Спасение бизнес-сообществу видится в кардинальном изменении природоохранного законодательства. На конференции в рамках Недели российского бизнеса было предложено в течение ближайших двух-трёх лет, опираясь на анализ комиссий РСПП, подготовить Экологический кодекс РФ. Документ, по задумке инициаторов, учёл бы особенности отечественной экономики, разноплановой не только с точки зрения отраслей, но и с точки зрения их техни-

ческого уровня. «За последние двадцать лет природоохранная деятельность оказалась сильно политизирована. В ней было больше желания заработать политические дивиденды, нежели оценивать ситуацию. За это время напринималось столько неразумных документов, что без кардинальной их ревизии просто не обойтись. А их отмену следовало бы провести вместе с принятием Экологического кодекса РФ. Таково мнение моих коллег», – рассказал Мельник, добавив, что, кроме штрафных санкций и согласования предельно допустимых выбросов, никаких ориентиров у предприятий сейчас нет. Предложения по созданию Экологического кодекса РСПП намерен сформировать с помощью своих региональных структур. На понимание в федеральном центре промышленники рассчитывают хотя бы потому, что на мероприятиях Недели российского бизнеса присутствовали руководители заинтересованных министерств и служб. «Значит, федеральная власть настроена на взаимодействие и принятие взаимовыгодных решений. Может быть, нынешний 2013, объявленный президентом РФ Годом охраны окружающей среды, ускорит эти процессы», – делает вывод Мельник.

Устойчивая система

Проблемы промышленной и экологической безопасности обостряются не только для действующих, но и для будущих производств. Основная сложность – растянутый процесс от идеи до её воплощения, связанный с получением всевозможных согласований, экспертиз, разрешений, считает директор ООО «Научно-исследовательский центр «Промтест» Дмитрий Григорьев. К примеру, чтобы ввести в эксплуатацию мембранный электролиз на СХП, понадобилось полтора года. Свой вклад вносят и нестабильные правила игры. Законодательство в сфере промбезопасности ещё формируется. В итоге, как только специалисты привыкают к новым требованиям, снова происходит изменение законодательства, добавил главный инженер ООО НИЦ «ПРОМТЕСТ» Юрий Иванов. Зачастую это сопровождается повышением стоимости обязательных процедур, например, получения разрешения на какой-либо вид работ или изготовление продукции. Как следствие, приходится вносить корректировки в уже готовые проекты. Это особенно заметно при попытках строительства новых предприятий. Так, рассказал Григорьев, четвёртый год ведутся переговоры с Китаем о строительстве целлюлозно-бумажного комбината в Забайкальском крае. Однако только стороны находят решение проблем с поставками оборудования, как законодательство снова меняется и переговоры начинаются с нуля.

Эксперты ожидают стабилизации правил и завершения формирования законодательства в области промышленной безопасности. Сейчас, признают они, наметился тренд на либерализацию требований, но пока рано судить о характере нововведений. «Требования не бывают плохие или хорошие. Они работают или нет», – полагает Дмитрий Григорьев. Его коллега Юрий Иванов добавляет: «Пусть лучше нормы устоятся в каком-то варианте, нежели так часто меняются. Промышленникам сложно реагировать быстро на подобные изменения, поскольку даже сформировать должностные производственные инструкции в таких условиях тяжело». Хотя, отмечает он, «Саянскхимпласту» в Иркутской области даже в этих условиях удалось организовать на высоком уровне систему промышленной безопасности. «Руководство «Саянскхимпласта» очень ответственно относится к поддержанию оборудования в работоспособном состоянии. На предприятии создана и эффективно функционирует система промышленной безопасности. Это позволяет поддерживать оборудование в исправном состоянии и предусматривать своевременную его модернизацию», – заверил Григорьев.

Однако даже при выстроенной системе промбезопасности СХП сталкивается с проблемами и последствиями норм, действовавших в своё время для новых объектов. «В условиях «холодной войны» нормативные документы были ориентированы на то, чтобы в военных конфликтах наименьшие воздействия пришлись на территории производственных площадок. Для этого цеха разносились на дальние расстояния, чтобы в случае потери одного цеха можно было сберечь другие. Но при этом не посчитали, во сколько обходятся коммуникации и их содержание. Сегодня на «Саянскхимпласте» паропроводы и трубопроводы по своей длине на порядок превосходят то, что имеют аналогичные предприятия, например, в Германии. И дело не в том, что там мало площадей, а у нас их достаточно. Дело в экономике: мы несём колоссальные затраты на содержание коммуникаций, которые могли быть в пять – семь раз короче. Поэтому, считаем, требуются изменения требований законодательства и с этих позиций», – рассказал Мельник.

Как и представители других производств, в СХП рассчитывают на нововведение, которое готовит Ростехнадзор, – право обоснования безопасности объекта. То есть у предприятий может появиться возможность отступать от существующих правил в ту или иную сторону на основании технических решений, которые оно готово применить. «Это хорошая инициатива для региона, ведь впереди, несмотря на задержки, большой газовый проект, стройка на территории Иркутской области в целом и в Саянске в частности. И нам необходимо повысить экономическую эффективность этих процессов», – уверен Мельник. Он, впрочем, не сомневается, что проект газоперерабатывающего комплекса, разработанный в 2005-2006 годах, не вызовет проблем. В том числе и потому, что его создавала французская компания «Текнип» с учётом всех требований не только российской, но и мировой практики. Сейчас документ корректируется в соответствии с изменениями законодательства. «Так что проект будет на самом современном технологическом уровне. Предусмотрено, например, что технологические процессы, где за счёт вторичных источников возможно получение дополнительной энергии, будут по максимуму применены на производстве», – отметил гендиректор СХП, добавив, что, к сожалению, из-за потери в перестроечные времена кадровых и производственных ресурсов в стране промышленники по-прежнему вынуждены заимствовать лучшие технологии за рубежом.


Разделы сайта, связанные с этой новостью:


Другие новости в группе "Страхование ОПО"

(перемещение по новостям в группе)


« все новости

Ваш комментарий